Новости

Вера без террора  «Только единые действия дадут результат»

Вера без террора «Только единые действия дадут результат»

2018-12-06

С марта в Казахстане действует новая госу­дарственная програм­ма, призванная проти­востоять религиозному экстремизму. О том, что делается в Карагандинской области для пресечения рас­пространения террори­стических идей, «Ново­му Вестнику» рассказал руководитель управле­ния по делам религий Нурлан Бикенов.

- Наше ведомство в основ­ном и было создано для того, чтобы противостоять влия­нию радикальной идеологии. Эта проблема стоит сегодня как нельзя остро, - поясняет Нурлан Рахметуллинович.

Вряд ли радикалы заинте­ресованы идти с вами на кон­такт. Как же вы работаете?

- Работа по профилактике религиозного экстремизма ведется в рамках Концепции государственной политики в религиозной сфере на 2017-­2020 годы и Государственной программы по противодей­ствию религиозному экстре­мизму и терроризму на 2018­-2022 годы, где в том числе четко обозначены аспекты и реабилитационной работы. Сегодня по области эта работа выстроена с привлече­нием неправительственного сектора. Сегодня в области 14 неправительственных организаций выполняют го­сударственный заказ акиматов городов и районов по ра­боте в сфере религии. Причем две организации - «Нурлы Білім» в Караганде и «Фур-кан» в Сатпаеве - имеют в штате профессиональных те­ологов. Кроме того, теологи работают в штате КГУ«Центр изучения и анализа проблем межконфессиональных отно­шений» при нашем управле­нии. В силу своей работы я лично знаком со всеми лидерами радикальных течений в нашем регионе. Провожу с ними беседы. Конечно, в бо­гословские споры я не всту­паю, потому что я не теолог. Но тем не менее разъясняю им государственную полити­ку в сфере религии, предосте­регаю их от совершения про­тивоправных действий, чтобы они не попадали в поле зре­ния правоохранительных ор­ганов. И это не пустые слова. Например, у нас только за последние два-три года по­рядка пятидесяти человек были задержаны за соверше­ние и подготовку терактов.

- Однако немало караган­динцев до сих пор скептически относятся к подобного рода со­общениям.

- Конечно, для многих на­ших граждан проблема тер­актов воспринимается как явление далекое и происхо­дящее в странах Ближнего Востока. Но разве произо­шедшие события в Актобе и Алматы в 2016 году не говорят о другом? Так, в Актобе лю­дей подтолкнули к противо­правным действиям фетвы, полученные от радикального арабского шейха, с которым они общались через соци­альные сети. В том же году органами ДКНБ по Караган­динской области был предотв­ращен теракт в поселке Гульшат, что под Балхашом. Там несколько жителей хотели уст­роить теракт в воинской час­ти, совершив убийства ни в чем не повинных людей, тем самым якобы совершить священный джихад против «не­верных», которые живут на на­шей земле.

- То есть Вы хотите сказать, что проповедникам больше не нужно ехать в далекий аул. Адепты вербуются и через ин­тернет?

- Запросто! И довольно ак­тивно. Сегодня интернет стал доступным источником распро­странения радикальной идеоло­гии и вербовки людей в ради­кальные религиозные группы. Через социальные сети молодые люди знакомятся с идеями ра­дикальных организаций и не замечают, как сами постепенно становятся их последователями. Сегодня проблема и в том, что радикалы затягивают не только парней и мужчин. Объектами вербовщиков все чаще стано­вятся молодые девушки. Наши несовершеннолетние девушки знакомятся через интернет с бо­евиками. Они готовы ехать туда, чтобы выйти замуж, чтобы исполнить свой мусульманский долг. Помните, как один из сирийских шейхов в 2016 году объявил фетву: пожалуйста, де­вушки всего мира, приезжайте на сексуальный джихад, чтобы удовлетворять прихоти боеви­ков, которые воюют с неверны­ми. И знаете, откуда в основном девчата поехали? Из Западной Европы. Недавно прочитал ана­литическую статью об этом. В ней автор пытался разобраться, почему именно из Европы? Вроде бы там благополучные страны, у людей все есть. Но се­годня, когда в европейском об­ществе начинает доминировать культ однополых браков, когда мужчины становятся предста­вителями сексуальных мень­шинств, а из интернета «лихой мачо» с автоматом в руках при­глашает к себе, не одна девуш­ка может пойти на необдуман­ные поступки. Может, она разглядела в этом боевике мужчину своей мечты? К со­жалению, такие примеры у нас тоже есть. Из нашей области девушки тоже хотели выехать, но, к счастью, задерживались правоохранительными органа­ми и возвращались родителям. А родители, так же как и мно­гие, не верили, что их чада на такое способны.

- Как дальше работать с этими «несостоявшимися невестами»?

- Во-первых, нужно начинать с семьи: родители должны знать, чем занимаются их дети, какие у них интересы. Какие соци­альные сети посещают, в каких группах и сообществах находят­ся. И если будет выявлено, что ребенок интересуется радикальной религиозной тематикой, то здесь нужно бить тревогу и не­замедлительно обращаться к специалистам. Иначе может последовать трагедия. Как я уже говорил, специалистов теологов у нас в области достаточно, кроме того, почти в каждом ре­гионе есть филиал Духовного управления мусульман Казах­стана - это мечети, где работают квалифицированные имамы, которые тоже проходят специ­альную подготовку для такой работы.

- Чем отличается традицион­ный ислам, который проповедует наше официальное духовенство, от нетрадиционного?

- Здесь надо смотреть не­сколько шире. В преамбуле За­кона РК«О религиозной дея­тельности и религиозных объединениях» отмечено, что Республика Казахстан утверж­дает себя демократическим, светским государством, под­тверждает право каждого на свободу совести, гарантирует равноправие каждого независи­мо от его религиозного убежде­ния, признает историческую роль ислама ханафитского на­правления и православного христианства в развитии куль­туры и духовной жизни народа, уважает другие религии, сочета­ющиеся с духовным наследием народа Казахстана, признает важность межконфессиональ­ного согласия и религиозной толерантности. То есть если для русского народа культурообра­зующей религией является православие, то исторически формирование казахского этноса во многом связано с исламом ханафитского мазхаба, который имеет свое распространение во многих странах евразийского континента. В исламе суннитс­кого направления действуют че­тыре религиозно-правовые школы - Ханбалитский, Маликитский, Шафиитский и Ханафитский мазхабы. Подчеркну еще раз, что в нашей стране официально действует Ханафитский мазхаб по имени има­ма Абу Ханифы. Это более уме­ренное, подходящее к нашим местным реалиям, учение. В ра­дикальных же салафитском и такфиритском направлениях ужесточены все религиозные ритуалы и выносится «такфир»- выведение из лона религии людей, которые не выполняют религиозные ритуалы. То есть если в ханафизме человек считается верующим, если он про­сто уверовал в то, что «Нет Бога, кроме Аллаха, а Мухаммед его пророк», то в салафизме важны еще и ритуалы. То есть если че­ловек не совершает пятикрат­ный намаз, не живет полностью по законам шариата, то его нуж­но вывести из лона ислама. То есть лишить права считаться му­сульманином. При этом радикалы полагают, что не запрещается совершать насилие над челове­ком, которому вынесли такфир. Также одной из проблем привер­женцев радикальной идеологии является полное отрицание тра­диций своего народа. Сейчас среди многих молодых людей, придерживающихся радикаль­ной религиозной идеологии, распространяется культ арабс­кого языка и культуры. Это но­шение одежды народов стран Ближнего Востока, беспорядоч­но растущие длинные бороды. Надо заметить, что среди них много представителей европей­ских национальностей, кото­рые, возможно, ранее относили себя к православию или като­лицизму. Нас особо насторажи­вает, что среди них ведется пропаганда отрицания государ­ственной политики и государ­ственных символов. В некото­рых регионах нашей страны были случаи, когда дети приверженцев деструктивных рели­гиозных течений отказывались петь гимн, а родители - полу­чать государственную соци­альную помощь.

- Что этому может противопо­ставить государство?

- Прежде всего, главной зада­чей государства является ограж­дение населения от влияния ра­дикальной идеологии. Только в нашей области для этого выстроена разноуровневая, разно­плановая, с участием всех заинтересованных государственных органов и общественных институтов работа. Особое внимание отведено информационной ра­боте как в СМИ и социальных сетях, так и через проведение встреч, «круглых столов», кон­ференций и различных акций. Кроме этого, целевая информа­ционная работа ведется среди самозанятой, безработной и маргинальной части населения. С этой частью населения ведется работа не только по разъясне­нию государственной религиоз­ной политики, но и с участием представителей органов занятости разъясняются государ­ственные программы занятости и открытия собственного дела. Для этого в мечетях области и на рынках открыты консульта­тивные кабинеты. В результате в этом году 45 человек, придер­живающихся деструктивной ре­лигиозной идеологии, были трудоустроены, 15 семей полу­чают адресную социальную по­мощь. Эти люди поняли, что в нашей стране достаточно воз­можностей в получении профессии и социальной помощи от государства.

- Какие проблемы есть в ва­шей работе? И что нужно сде­лать, чтобы в обществе искоре­нить радикальную религиозную идеологию?

- В первую очередь нам необ­ходимо усиливать реабилитаци­онную работу по переубеждению приверженцев деструктивных религиозных течений. Для этого нужны квалифицированные специалисты. Как я уже сказал, у нас есть теологи. Но вынуж­ден констатировать, что многие из них молодые люди, только окончившие университет ис­ламской культуры «Нур-Мубарак» в Алматы. Они в совер­шенстве владеют арабским языком, имеют глубокие знания по богословию, но им не хватает опыта в вопросах пере­убеждения своих религиозных оппонентов. Здесь, я считаю, недостаточно знаний в богословии, необходим еще опыт психолога и правоведа. Над этим мы сегодня и работаем, проводя семинары и тренинги для теологов. Следует также понимать, что и обществу не нужно находиться в стороне. Государственные органы в одиночку, без поддержки об­щественности, с проблемой влияния и распространения религиозного экстремизма и терроризма не справятся. По­этому призываю всех наших граждан проявлять твердую гражданскую позицию в проти­водействии распространению экстремистской религиозной идеологии. Только единые дей­ствия дадут результат.

Беседу вела Наталья Фомина

 


Комментарии

0 Комментариев

Оставьте комментарий

Ответить